Пятница, 30.10.2020, 06:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Статистика
Рейтинг@Mail.ru

Интуитивное творчество Кузьминой Ольги

Ю.Аксенов,М.Левидов-Цвет и линия.Практическое рук. по рисунку и живописи

Рисунки «П.Митурич. Деревня Санталово.» и «П. Митурич.Деревня. Овечье стадо.» выполнены одним и тем же художником и по времени близки друг другу. Но как не похожа графическая ткань каждого листа! Как по-разному показал нам деревню мастер! В одном мы чувствуем любованье каждой веточкой, штакетиной и всем видом родного дома, в другом художник открывает узорчатость и простоту форм, которая сродни народным росписям. Художник П. Митурич, очевидно, хотел показать и простодушие крестьян, отдыхающих на завалинке, и незатейливость деревенской жизни на языке предельно простых и декоративных линий и пятен.

П.Митурич. Деревня Санталово

П. Митурич.Деревня. Овечье стадо

Снова вглядитесь в первый рисунок. При всей его объективности, «точности» и детальности, он совсем не похож на протокольный перечень внешних признаков натуры. И здесь есть отбор главного. А если любовно изображены детали вплоть до штакетин, то они выдержаны в том плане, где им и было место. Вы ясно видите, что забор ближе, дерево дальше, а перелесок совсем растворяется в дымке. Можно подметить определенный ритм в чередовании штакетин и проломов в заборе, в ударах более сочным штрихом, в распределении самых темных и светлых пятен по листу.

«Невидимая работа» художника создала целостную и образную картину действительности, передав отношение к ней и вызвав в нас ответное чувство.

Умение сравнивать и отбирать главное сыграло здесь важную роль. Это умение обостряет впечатление:сопоставите мысленно то, что рисуете с виденным прежде, и как бы заново увидите натуру; переведете взгляд с одного предмета на другой и откроете в них незамеченные прежде черты и особенности.

Конечно, надо знать что с чем сравнивать, что с чем сопоставлять. «Рисовать — значит соображать, — говорил П. Чистяков, — никогда не рисуйте молча, а всегда задавайте себе задачу». Основные изобразительные задачи будут разъяснены в пособии, но натура многообразна, различны и интересы художников. Каждый, в том числе и начинающий, художник должен приучаться ставить себе творческие задачи и стремиться разрешить их самостоятельно. Тогда убедитесь, что много необычного можно увидеть в привычном и, казалось бы, знакомом мотиве.

В работе с натуры чрезвычайно важны внимание, предельная сосредоточенность.

Замечено, что мастера, рисуя, как бы отключаются от всего окружающего, «не видят и не слышат» ничего другого.

М. Нестеров вспоминал, как работал М. Врубель, с которым учился вместе в Академии художеств: «он сидел внизу у самых „следков" натурщика, в „плафоне", рисовал не как все, рисовал с напряженным вниманием, выслушивая, нащупывая глазом, мозгом, чутьем тонкого наблюдателя тот предмет, который хотел постичь раз и навсегда».

Такую замечательную способность к обостренному наблюдению натуры Врубель сохранил и в зрелые годы, развил до удивительной даже для товарищей по искусству страсти. К. Коровин с восхищением вспоминал, с каким самозабвением работал художник: «Михаил Александрович взял картон с наклеенной бумагой, тушь и кисть, и я видел, как он остро, будто прицеливаясь или что-то отмечая (позы), отрезывал в разных местах на картоне, клал обрывистые штрихи, тонкие, прямые, и с тем же отрывом их соединял. Тут находил глаз, внизу — ковер, слева решетку, в середине — ухо и т. д., и так все соединялось, соединялось, заливалось тушью — и лицо Тамары, и руки, и звезды в решетках окна. Он сам был напряжение внимания, как сталь были пальцы. Он был весь из железа, руки как-то прицеливались, делали удар и оставались мгновение приставшие к картону, и так каждый раз. Сам он делал, как стойку делает породистая лягавая: вот-вот улетит дичь».

Подобное напряжение забирает много сил физических и душевных, а иначе работать невозможно: получится вяло и скучно. Однако через какой-то промежуток времени появляется усталость, художник реже и реже смотрит на натуру, его глаз «притупился».

Необходимо восстановить свежесть восприятия. Одни советуют посидеть с закрытыми глазами, другие предлагают сделать набросок той же натуры, но по памяти, или порисовать с другой точки зрения. Советуют посмотреть на рисунок в зеркало или на просвет, тогда как-то сразу становятся заметными неизбежные промахи и искажения формы, иногда и просто отдохнуть несколько минут не мешает, но нельзя рисовать «тупо, механически, по инерции».

После перерыва не беритесь за рисунок поспешно, а свежим взглядом проверьте его, продумайте ход дальнейшей работы, чтобы рисовать осмысленно.

Привыкайте почаще отходить от своего рисунка, смотреть на него издали и охватывать взглядом сразу и натуру и работу. Возвратившись на место, лучше поймете, как уточнить рисунок, что изменить или подчеркнуть в нем, как завершить.

Учитесь постоянно сохранять «настроенность» на работу. Пусть сам материал доставляет вам удовольствие! «Ощущение, когда инструмент бежит быстро по доске, совсем особое ощущение, — говорила А. Остроумова-Лебедева. — И волнующее и сладкое. Я дожила до старости, и всегда, когда начинаю резать дерево, меня охватывает непонятное волнение и радость, главное — радость».

Вспоминая о Ф. Васильеве, И. Крамской писал: «Работал он страстно: апатичность п рассеянность не врывались к нему в то время, когда в руках был карандаш, или, вернее, механически, без участия сердца, он работать не мог».

Впечатлительная натура художника остро переживает и неудачи, а без них невозможен творческий поиск. «Работать, работать, не теряя времени и не щадя себя», — требовал В. Серов от своих учеников и сам был примером силы духа и неукротимой воли. Его ученик Н. Ульянов вспоминал, что «заметив однажды сидящего без дела у мольберта ученика, он спросил:

- Что так, нет охоты?

- Ничего не выходит. Смотреть противно! — говорит тот.

- А все-таки попробуйте. Сначала будет плохо, появится злость. …Ведь злость помогает! Глядишь — потом и интерес, вроде аппетита. А там… да ну же, ну! Попробуйте через неохоту. Нечего ждать вдохновения, сами идите к нему.

Особый подъем духа, желание работать — вдохновение, конечно, рождает чудеса. «Это такое состояние, при котором все ясно, все находит форму, все удается». Но, как говорил Роден, «в деле искусства никакое наитие свыше не в состоянии заменить долгий усидчивый труд, который дает глазу знание форм и пропорций, а руке меткость…».

Рисунок по памяти

Даже в рисовании с натуры, если оно ведется творчески, присутствует момент рисования по памяти. Ведь в то время, пока взор художника с натуры переведен на рисунок, работа идет по памяти, отражая не только то, что подметил он в постановке, в природе, но и впечатления, переживания, преломление виденного в сознании и душе рисующего. Не случайно советуют ставить мольберт не прямо перед натурой, а боком к ней, с левой руки, чтобы и этим продлить время на переживание увиденного и не давать себе рисовать, как на стекле.

Не допускается и пользование измерительными инструментами или приемом промерки пропорции с помощью карандаша, удерживаемого в вытянутой руке. «Глаз точнее циркуля», «впечатление ярче, чем копия с натуры», — говорят мастера.

Зрительная память является строгим экзаменатором художника, сразу обнаруживает, наблюдателен ли он, умеет ли уловить главное в натуре.

Можно утверждать, что именно рисунок по памяти и является настоящей проверкой знания натуры, умения передавать ее характерные особенности и выражать на этом основании свой замысел. Не умеющие рисовать по памяти вяло и механически рисуют и с натуры. А в работе над картиной они беспомощны, ибо невозможно в нее все переносить буквально с натуры.

Художник Н. Ге в картине «Петр I допрашивает царевича Алексея» передал по памяти с большой точностью сложную архитектуру комнаты в Монплезире, где произошло это событие, увидев ее всего один только раз. Чтобы развить такую способность, надо, по его словам, «ежедневно по памяти изображать то, что вам встречалось дорогого, будь это свет, будь это форма, будь это выражение, будь это сцена — все, что остановило ваше внимание».

«Надо писать с натуры, но можно так разучить какой-либо предмет, настолько хорошо понять, что писать от себя, как с натуры», — говорил и Н. Крымов.

Создание полноценного художественного образа немыслимо, если непосредственное изучение натуры не сочетается с образами памяти, воображения и представления. Все крупнейшие мастера живописи отличались исключительно развитой зрительной памятью. «Врубелю ничего не стоило, увидав что-либо, дома нарисовать похоже», — вспоминал К. Коровин.

Такой же обостренной зрительной памятью обладал И. Левитан. Одна из его лучших картин «Последний луч» написана в основном по памяти. Последняя вспышка солнечного света длилась один миг, это невозможно было писать с натуры. Левитан жадно всматривался по вечерам, как заходит солнце, а рано утром принимался за работу, перенося на холст все, что запало в душу, врезалось в память.

Он говорил, что «пейзажисту необходимо развивать зрительную память и наблюдательность, может быть, больше, чем кому-либо другому. Без зрительной памяти нельзя написать картины даже с этюда. Есть художники, которые прекрасно пишут этюды, а картины написать не могут».

Наш современник, художник О. Верейский на одной из встреч с самодеятельными художниками особенно отметил роль зрительной памяти: «Воспитывайте в себе умение брать основное в теме, в решении. Следите за красотой движений. В этом вам помощница — зрительная память, ее надо всячески развивать. Я, например, когда еду в поезде или трамвае, вдруг, всматриваясь в лица пассажиров, вижу что-то необычное, что хочется обязательно запомнить. Но не всегда удобно вынимать карандаш и бумагу — -можно смутить человека. И вот прибегаю к такой „хитрости" — „рисую" пальцем на ладони, запоминаю. Прихожу домой — сразу за карандаш. Я это к чему говорю? Учитесь видеть прекрасное — оно повсюду, вокруг нас…».

Рисование по представлению

Некоторые путают работу по памяти и рисунок по представлению. Оба способа рисования имеют общую основу: изображаемый предмет в момент исполнения рисунка отсутствует.

Но в рисунке по памяти стараются его воспроизвести в том же положении и освещении, в котором он наблюдался. В рисунке по представлению художник свободно, по своему усмотрению изображает ранее виденный предмет в любом ракурсе и освещении, выбирая то, что необходимо по замыслу.

Ясно, что для успеха в этом надо досконально изучить натуру, «разучить предмет», как говорят мастера.

В этом легко убедиться на собственном опыте: казалось бы, свою комнату вы знаете как собственные пять пальцев, но попробуйте нарисовать по представлению хотя бы один или два предмета из ее обстановки! Вы сразу же почувствуете необходимость взглянуть на натуру. В чем-то будете не уверены, возможно, и общую форму не сможете смело нарисовать, не говоря уж о деталях. Требуется опора в натуре. Становится понятным, почему мастера говорят: «нарисуй раз со сто и будет просто».

Рисование по представлению тоже развивает поразительные способности.

Рассказывают, что художник Рейнольдс подолгу беседовал с человеком, который заказывал ему портрет, пытливо наблюдал его не один час, а потом оставался один. Портрет мастер писал по представлению. Как-то один из посетителей его мастерской случайно оказался между художником, пишущим портрет, и пустым помостом. Тут же раздался возглас: «Не загораживайте мне модель». Оказывается, Рейнольдс так отчетливо представлял себе облик человека, что продолжал его «видеть», и писал портрет, постоянно переводя взгляд на то место, где уже никого не было.

Работа по воображению, роль воображения в творчестве

Искусство — это образное, а не зеркально точное отражение действительности. Художник воплощает не только то, что видит непосредственно в натуре, и даже не только то, что рисуется в его представлении, что воздействовало на него раньше. Он создает новые образы, изображая и то, что не мог увидеть в действительности.

В. Суриков не был очевидцем казни стрельцов и покорения Сибири Ермаком, не видел, как везли опальную боярыню по улицам заснеженной древней Москвы. В. Васнецов не встречал Ивана-царевича на сером волке, не опускался И. Репин в подводное царство и В. Серов не был свидетелем похищения Европы. Есть множество примеров, когда не только на исторические или сказочные, но и на современные сюжеты пишутся картины по воображению. Многие пейзажи Г. Нисского вобрали в себя и то, что видел мастер, что представил себе, и то, что подсказало ему воображение. В статье «Правда жизни и творческое воображение» художник В. Касиян рассказывает о своей работе над гравюрами «Днепрострой»: «…я представил в своем воображении соответствующие эпизоды стройки. И хотя лично я их не видел, но подал так, как подсказала мне творческая фантазия, подкрепленная собранными материалами».

Не случайно Делакруа называл воображение «первым достоинством художника». Его роль в творчестве ярко определяют слова писателя Н. А. Гончарова, которые часто повторял И. Левитан: «Из непосредственного снимка с нее (природы) выйдет жалкая, бессмысленная копия. Она позволяет приблизиться к себе только путем творческой фантазии. Иначе было бы слишком просто быть художником».

Особенно велика роль фантазии в творчестве самобытных, самодеятельных художников. Для народного творчества характерно органическое сочетание местных традиций, которым сознательно или по наитию следует художник, и яркой, зачастую неожиданной импровизации.

Фантазия увлекла самодеятельного художника П. Леонова в экзотические страны, в сказочно узорный город, в полет на крыльях над неведомой землей. Фантастические звери часто появляются в красочном узорочье талантливых работ М. Приймаченко и Е. Котляревской.

Сила художественного переживания, свежесть и неподдельность, непосредственность выражения в наивной, но талантливо найденной форме породнилась здесь с глубиной и честностью самого взгляда на мир.

А способность увидеть на белом листе бумаги будущий рисунок уже готовым, как бы нарисованным, разве не связана с проявлением воображения? С этого и начинается работа, будь то зарисовка натуры или рисунки, сделанные по представлению, по памяти.

Основа наших занятий — рисунок с натуры. Вы будете учиться видеть природу глазом художника и овладевать методами и законами реалистического изображения действительности.

Но реалистический художественный образ является сплавом глубокого знания натуры, действительности и воображения художника. И умение рисовать с натуры развивается активнее, если художник работает и по памяти, и по представлению, и по воображению.

Мы будем давать вам соответствующие задания в каждом уроке.

Как учится у мастеров!

Многие художники на всю жизнь сохраняют воспоминания о первом знакомстве с работой художника, с тайной рождения рисунка, быть может, натолкнувшей его на творчество. Один видел, как художник в зоопарке рисовал зверей, обмакивая кисть во что-то черное, и черными мазками и линиями на листке большого альбома передавал полосатость рыжего тигра, массивность слона и суетливость потешных обезьян.

Как праздник вспоминают художники и первое посещение музея, картинной галереи. Все это знакомо и вам или предстоит еще пережить — эту праздничность встречи с настоящими картинами и рисунками на выставках!

Даже самая лучшая репродукция не в состоянии донести до нас прелесть фактуры рисунков, магическое воздействие материала графики. Надо посещать музеи, приобретать авторские оттиски эстампов, наблюдать, если посчастливится, работу мастера над своими рисунками.

Это будет вторая, после натуры, школа мастерства. Но и здесь надо уметь учиться.

Великая польза изучения творчества наших предшественников заключается в познании результатов их опыта и тех путей, которые привели к открытиям и которые могут повести новых художников к новым достижениям. «Учиться не значит подражать в чем-то, а значит осваивать приемы мастерства. Овладеть приемом работы вовсе не значит укрепить его за собой на всю жизнь. Только начни работать, и работа сама станет учить тебя, это знает каждый рабочий» (М. Горький).

Есть еще очень важное применение метода сравнения, о котором мы уже беседовали с вами. Это сравнение своих работ с произведениями мастеров рисунка, а также и с работами товарищей, соучеников. «Цену себе и другому, — говорил П. Чистяков, — узнаешь только тогда, когда не просто смотришь Рафаэля пли нового, или из прошлого грандиозно великого, а работу его пли свою или чью-либо подставляешь рядом».

В этом тоже надо проявить сообразительность, чуткость и внимание, чтобы увидеть в своих работах не только недостатки, но и положительные качества, отличительные, самобытные особенности, которые важно развивать, а не заглушать слепым подражанием даже самому любимому художнику. Тогда изучение мастерства будет вдохновлять на творчество, на поиски своей, пусть и очень скромной тропки в искусстве. Важно предостеречь от копирования и подражательности!

Ничему не научит копирование репродукций, открыток, так как они далеки от оригинала. И копирование рисунков мастеров в музеях полезно только тому, кто уже постиг грамоту рисования и способен разобраться в технике того или иного мастера, знает, что искать в его творческой лаборатории. Слепое подражание даже великим и самым близким мастерам приводит к безликости собственного творчества.

Коро как-то воскликнул: «Лучше быть нищим, чем эхом живописи других».

Широкое знакомство с творчеством мастеров рисунка и живописи полезно и необходимо для того еще, чтобы знать, что «легкого пути к тому, чтобы стать живописцем, не существует» (Д. Рейнольдс). Кроме таланта, надо обладать упорством и трудолюбием, волей к преодолению препятствий.

Встречи с работами мастеров вдохновляют, заражают энергией и пробуждают новые силы к творчеству, к соревнованию художника с художником.

Практические задания по рисунку

С чего же начать практические занятия рисунком? Один начинающий художник в письме к учителю поделился своими затруднениями:

«Я давно занимаюсь художественной работой, но чисто оформительской, плакатной: всевозможные панно, декорации, лозунги. Все это срисовывалось с готовых образцов плакатов, рисунков и фотографий или комбинировалось. Всем нравилось, и я был доволен, даже главный архитектор города ко мне претензий не имел. Однако взять кисть в руки и рисовать пейзаж или что-либо еще с натуры я не пробовал.

Скажу честно, хотя и ясно все в пособии, но я поначалу очень мучился, просто не знал, что рисовать. Начал с карандашного рисунка гипсового барельефа «Ветвь аканта». Рисовать с натуры мне понравилось, но первый свой рисунок считаю неудачным. Вялый он какой-то, неживой. Это меня не остановило, и я нарисовал еще гипсовую накладку. Работал над каждым рисунком всегда минут 20—30, особенно не прорабатывая светотень, но чувствовал каждый раз — не знаю, что надо еще делать, чтобы стало живее. Признаться, и сама эта натура, гипсовые слепки, скучна. Хочу поскорее выехать за село и нарисовать молдавские пейзажи с натуры. Пока дома я нарисовал стеклянный кувшинчик (очень трудно!), написал этюд акварелью — не совсем распустившиеся тюльпаны и веточка сирени при электрическом освещении, на фоне белого листа бумаги.

Уж очень мне понравилось лицо молдаванина с усами, и я работал над его изображением. Совсем неожиданно на рисунке получился облик старого пастуха, немного, правда, стилизованное изображение, плоское. В общем, этот рисунок серьезно не воспринимайте, но мне интересно было работать над ним…

Но как раз рисунок-портрет молдаванина, который учащийся просил не принимать всерьез, нам больше всего понравился, ибо выделялся из других работ своей живой, острой характеристикой. Конечно, форма головы не была строго построена, а «стилизация», о которой писал автор, объяснялась его неумением выявить объемность формы. Но в каждом штрихе чувствовалась такая увлеченность натурой и самим процессом рисования, что и неумелый еще рисунок ожил. Это и понятно, ибо из всего, что рисовал ученик, именно лицо молдаванина ему особенно понравилось. И совсем не является неожиданностью появление в рисунке «типических черт», так как автор подметил не только внешнее сходство, но и нечто большее: он как бы обобщил свои впечатления, вспомнил и многие другие лица бывалых тружеников с морщинистой продубленной на жгучем солнце кожей, с лукавым взглядом чуть прищуренных и глубоко посаженных глаз.

Непроработанность и вялость рисунков гипсовых слепков объяснялась тем, что пока эта натура была действительно скучна для начинающего рисовальщика. Не понял он и смысла использования этих слепков в учебных рисунках.

«Начальное рисование геометрических фигур и тел, как форм слишком отвлеченных и сухих, должно перемежаться с рисованием предметов из окружающей учеников обстановки», — советовал П. Чистяков.

Известно, что выразительно получается не только то, что «просто» по форме, а то, пусть даже и сложное, что вызывает удивление художника, увлекает его в работе.

Зарисовка утвари не так уж плохо получилась потому, что рисовальщик, хотя и неискусен, но по своему житейскому опыту ценит значимость вещи. Он и постарался «портретно» изобразить стеклянный кувшинчик, который привлек его внимание игрой бликов и легкостью, изяществом строгой формы.

Некоторые погрешности в изображении искупала выразительная композиция, которая убедительно подчеркивала значительность, привлекательность простой формы предмета, его вещественность.

Если вы поняли важность творческого отношения к каждому рисунку, ощутили разницу между копией, срисовыванием и выражением самого интересного, понравившегося, ценного для изображения, то по-новому и рисовать станете.

«Ищите материалы для своего творчества всюду в том, что вас окружает», — писал Леонардо да Винчи и советовал даже всматриваться в пятна плесени на стене соседнего дома, в причудливые очертания облаков: «Ты всегда старайся носить с собой маленькую книжечку из бумаги, серебряным карандашом кратко отмечай такие движения и таким же образом отмечай позы окружающих и их группировку… И когда книга твоя будет полна, отложи ее в сторону и сохраняй для подходящего случая, и возьми другую, и поступай с ней так же…».

Начните с набросков окружающей вас натуры.

Сделайте такие зарисовки, в которых и нам будет ясно, что вас заинтересовало. К примеру, вам показалась выразительной поза человека — это и есть цель вашего рисунка. В другом случае может привлечь интересное освещение фигуры, или вы захотите показать, чем занят человек. Опять надо поискать средства, которые бы подчеркнули эти особенности натуры.

Рисуйте каждый день, повсюду. Рисуйте и пейзаж, и утварь, и вид своей комнаты, — нет ничего, что не могло бы заинтересовать пытливого художника какими-то своими чертами, чем-то необычным. За десять-пятнадцать дней у вас непременно накопится много зарисовок различного характера.

Свои первые рисунки покажите опытному художнику или пошлите на заочную консультацию, если на месте нет студии и даже изокружка. Отослав работы, продолжайте делать новые зарисовки, и беритесь за следующий, второй урок по нашему пособию. Надо постараться с первых же шагов в творчестве втянуться в ежедневные регулярные занятия рисунком. Это главное!

ДЛЯ ВАШЕЙ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ

«Делая набросок фигуры, постарайтесь прежде всего определить и. хорошо охарактеризовать ее движение. Я буду постоянно вам повторять: движение — это жизнь». «Изучая натуру, обращайте внимание прежде всего на целое. Спрашивайте его и только его…» «Надо рисовать беспрестанно, рисовать глазами, когда нет возможности рисовать карандашом…» Энгр

Картины для самостоятельного поиска

К. Петров-Водкин. Мать. 1915. Х., масло. ГРМ
Ж.-Б. Шарден. Натюрморт. Ок. 1773. Х., масло. Лувр
Ж.-Б. Шарден. Натюрморт (фрагмент). Ок. 1775. Х., масло. Лувр
Ю. Пименов. Консервные банки. 1968. Х., масло
Ю. Пименов. Ожидание. 1956. Х., масло. ГТГ
К. Коро. Женский портрет. Б., кар
Неизвестный художник. Портрет. I четверть XVI в. Б., кар. Эрмитаж
Ж. Фуке. Портрет. XV в. Б., кар. сангина. Эрмитаж
Рембрант. Рембрант, рисующий у окна. 1639. Офорт. ГМИИ
М. Врубель. Натюрморт со свечой. 1905. Б., кар. ГТГ
М. Врубель. Царица Тамара. 1890—1891. Б., черн. акв. ГТГ
А. Дейнека. Оборона Петрограда. 1928. Х., масло. Центр. музей Вооруж. Сил СССР. Москва
Н. Крымов. К весне. 1907. Х., масло. ГТГ
А. Остроумова-Лебедева. Натюрморт. 1929. Б., акв. ГРМ




   Назад         Скачать         обзор книг         Вперед